«Суррогатные мамы в бегах»: новое дело о «торговле детьми» в Красноярске

"Осенью я должна была ехать в Камбоджу на подсадку эмбриона. Буквально перед отъездом мне отказал врач-немец, к которому мы ехали: ему что-то не понравилось в моем УЗИ. Сейчас я понимаю, что меня обошло стороной. Именно от этой поездки дети сейчас в детских домах, а суррогатные мамы в бегах", – рассказывает жительница Красноярска Мария. С 2019 года она была одной из клиенток местного центра сопровождения суррогатного материнства "Дидилия". В конце февраля он получил известность из-за возбужденных дел о торговле детьми.
 
С 2019 года Мария три раза пыталась стать суррогатной матерью. "Летом была одна попытка переноса эмбриона, он не прикрепился. Потом были еще две попытки – эмбрионы опять не прикрепились", – рассказывает она о своем опыте.
 
Ей, как и другим клиентам "Дидилии", в 2020 году предлагали ехать в Камбоджу. "Именно там на тот момент находился крутой врач-немец, который делает переносы с большим процентом приживаемости. Эмбрионы должны были быть от китайских биологических родителей", – объясняет Мария.
 
Все было строго по договору и при этом с душой
Ее поездка сорвалась в последний момент. Что именно врачу не понравилось в ее УЗИ, она не знает, но в любом случае женщина была готова пробовать забеременеть снова. Мария написала даже об этом владелице "Дидилии", а на следующий день узнала об ее аресте.
 
Ничем незаконным центр, считает Мария, не занимался. "У меня всегда были договоры и с биологическими родителями, и с "Дидилией". Никому из девочек ничего, выходящее за рамки закона, не предлагали, никто ничего не подозревал. Было строго по договору и при этом с душой", – добавляет она.
 
Сейчас контактный номер, указанный на сайте "Дидилии" недоступен. Ранее в разговоре с местным изданием NGS24 сотрудница центра утверждала, что возбужденные в Красноярске дела о торговле детьми никак не связаны с их центром: "Мы продолжаем работать".
 

Сделка за 13 тысяч долларов

Уголовные дела по статье 127.1 (Торговля людьми) СК возбудил в отношении четырех человек: трех сотрудников центра и одной суррогатной матери. Все они сейчас арестованы.
 
По версии следствия, в 2019 году один из подозреваемых начал привлекать женщин, готовых стать суррогатными матерями. В результате медицинских процедур они беременели, а новорожденных младенцев передавали иностранцам.
 
За эту сделку она получила 13 тысяч долларов
Одной из суррогатных матерей была гражданка Казахстана. Процедуру, после которой она забеременела, ей сделали в Камбодже. В марте 2020 года она вернулась в Красноярск. Здесь ей предоставили квартиру и заключили на ее имя договор о платных медицинских услугах в роддоме.
 
В апреле она родила мальчика, оформила доверенность на подозреваемых и вернулась на родину. По мнению СК, таким образом она "фактически передала в распоряжение подозреваемых своего новорожденного ребенка". В Казахстане за эту сделку она получила 13 тысяч долларов.
 
Из роддома ребенка забрал один из подозреваемых, уточняют в СК. Сейчас он, как и восемнадцать других детей от суррогатных матерей, находится в доме малютки. Следственные органы же продолжают искать подозреваемых.
 
Расследование этого дела началось еще в декабре. Тогда в СК заявляли, что суррогатные матери выносили детей для одиноких мужчин из Китая. Из-за пандемии родители не смогли сразу забрать новорожденных, поэтому центр сопровождения суррогатного материнства заключил договоры с нянями. Они должны были следить за детьми и отправлять отчеты китайской стороне.
Одной такой няней оказалась жительница Красноярска Дарья Стулицкая. Она рассказала, как ухаживала за малышом, рожденным сурмамой, пока к ней домой не пришли полицейские и не забрали его в дом малютки. Сейчас Стулицкая пытается оформить опеку над ребенком.
 

Растущий рынок

Любая суррогатная мама идет на это, чтобы заработать
Суррогатное материнство – широко используемая в России вспомогательная репродуктивная технология, при которой женщина проходит ЭКО с переносом эмбриона и вынашивает генетически чужого ей ребенка. Эта процедура запрещена во многих странах, в том числе Германии, Франции, Норвегии, Швейцарии и Китае.
 
В России рынок суррогатного материнства с каждым годом только расширяется: появляются новые агентства, а гонорары для суррогатных мам растут. Самая крупная группа "ВКонтакте" с предложениями от суррогатных матерей насчитывает более 37 тысяч участников. Свои услуги женщины готовы предоставлять на разных условиях: гонорары варьируются от 650 тысяч до 1,5 млн рублей. Дополнительно все просят около 30 тысяч рублей в месяц на одежду и продукты, а также надбавки за двойню и дополнительную оплату в случае, если понадобится кесарево сечение. Все обследования, переезд, если потребуется, и лекарства оплачивают биологические родители.
 
"Любая суррогатная мама на этапе, когда она еще задумывается о процедуре, думает в первую очередь о том, как заработать. Любая женщина будет делать это во благо своей семьи", – говорит опытная суррогатная мама из Новосибирска Ольга Патрина. Она вступила в программу впервые 11 лет назад, потому что ей срочно нужны были деньги на жилье.
 
"Я очень рано вышла замуж. На тот момент мне было 24 года, и у меня уже было двое детей. Не очень красивая ситуация произошла с наследством в семье мужа, и нам пришлось в короткий срок решать проблему, иначе нам негде было бы жить. Тогда не было ни ипотек, ничего. Подвернулась такая вот удача, можно это так расценивать. У меня был тогда достаточно нормальный гонорар, я родила ребенка "на заказ" – и мы сразу с использованием маткапитала купили однокомнатную квартиру", – вспоминает Патрина.
По ее словам, многие женщины и сейчас становятся сурмамами ради жилья: "Это либо покупка, либо расширение, либо закрытие ипотеки".
 

Формально разрешенная процедура

Процедура суррогатного материнство формально в России разрешена, хотя комплексно не регулируется. Она описана в нескольких актах: статья 55 ФЗ N323, недавно принятый Приказ Минздрава "О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий" и Письмо Минздрава "О направлении клинических рекомендаций". Часть вопросов регулируется положениями Семейного кодекса и статьей 16 ФP "Об актах гражданского состояния". Многие вопросы тем не менее остаются за рамками правового регулирования.
 
По закону суррогатная мать не может быть одновременно и генетической, то есть в процедуре должен участвовать и донор яйцеклетки. После родов суррогатная мать отказывается от прав на ребенка, а в свидетельство о рождении вписываются генетические родители. У родившегося таким образом ребенка должно быть подтвержденное генетическое родство хотя бы с одним из родителей.
 
Выяснением наличия этого родства как раз и занимаются сейчас красноярские следователи: детей забрали из семей, где они проживали с нянями. Если генетическое родство с китайскими отцами не подтвердится или окажется, что суррогатные матери являются еще и донорами яйцеклетки, дело выйдет за рамки суррогатного материнства. Фактически речь будет идти, по версии следствия, о продаже ребенка.
 
Ситуации, когда генетическое родство с биологическими родителями не подтверждается, у российских центров сопровождения суррогатного материнства уже случались. В 2011 году подобный случай произошел с компанией одного из ведущих российских юристов в области репродуктивного права Константина Свитнева – "Росюрконсалтинг".
 
Тогда в центр обратилась итальянская семья. Компания Свитнева нашла им суррогатную маму, которая согласилась на имплантацию генетического материала супружеской пары из Италии в клинике "Витанова". Биологическим материалом жены воспользоваться не удалось (почему неизвестно: в материалах дела не указана причина. – СР), поэтому донором яйцеклетки стала неизвестная женщина. В клинике при этом утверждали, что для формирования эмбрионов использовалась сперма мужа, поэтому генетическое родство по этой линии подтвердить удастся. Врачи даже выдали семье специальную справку, подтверждающую это.
 
Явно произошла ошибка, но виновника установить невозможно
После того, как итальянцы оформили все документы и вернулись с ребенком на родину, в Коллеторо, в администрацию города поступил сигнал из итальянского консульства в Москве о том, что в свидетельстве о рождении ребенка указаны неверные сведения и супруги на самом деле не являются его родителями. Несмотря на то что семья не скрывала происхождение ребенка, суд назначил генетическую экспертизу, которая неожиданно показала, что у ребенка нет генетического родства с отцом.
 
В российской клинике "Витанова" ответили, что удивлены результатом и что "в данном случае явно имела место ошибка, но конкретного виновника установить оказалось невозможно, учитывая, что за это время происходили увольнения и прием на работу других сотрудников". Никаких проверок по этому поводу в России тогда не проводилось.
 
Единственное, что сильно отличает эту историю от красноярской, так это состав семьи, которая решила воспользоваться услугами суррогатного материнства в России. В 2011-м это была полная итальянская семья, в Красноярске – одинокие мужчины из Китая.
 

Одинокие отцы

Впервые право одинокого мужчины пользоваться услугами суррогатного материнства признали в 2010 году в Бабушкинском суде Москвы. Главный аргумент был в том, что Конституция запрещает дискриминацию и говорит о равенстве мужчины и женщины, и суд в этом конкретном случае встал на сторону отца ребенка. Потом последовали аналогичные случаи, сейчас их порядка 200.
 
Тем не менее вопрос о том, могут ли все-таки одинокие мужчины пользовать услугами суррогатных матерей, – один из важнейших пробелов в сфере регулирования суррогатного материнства в России, считают юристы. Формально воспользоваться услугами суррогатного материнства могут как состоящие, так и не состоящие в браке мужчина и женщина, а также одинокая женщина. Об одиноких мужчинах в законе просто ничего не говорится. Иностранцы при этом пользуются теми же правами в этом вопросе, что и российские граждане, подчеркивает адвокат и руководитель практики семейного права BGP Litigation Виктория Дергунова.
 
Таким образом, официального запрета для одиноких мужчин пользоваться услугами суррогатного материнства нет, поэтому само по себе это не может быть наказуемо. Тем не менее красноярское дело – уже третье уголовное дело о "торговле детьми", возбужденное за последний год, где "покупателями" выступают именно одинокие мужчины.
 
Первое такое дело было возбуждено в январе 2020 года, после того, как квартире в подмосковном Одинцовском районе нашли четырех младенцев, один из которых был мертвым. Все дети были рождены суррогатными матерями для граждан Филиппин. В июле 2020 года врачей-фигурантов дела арестовали, суррогатную маму поместили под домашний арест, а детей отправили в детский дом. Еще двое подозреваемых объявлены в розыск. В сентябре 2020 года на допросы по этому делу начали вызывать одиноких российских мужчин, которые раньше пользовались услугами суррогатных матерей.
 
– Стало понятно, что грядет очередная волна арестов. Какая-то часть этих мужчин выехала из России. Какую-то часть мы вызвались сопровождать, – рассказывает адвокат Игорь Трунов, представляющий в судах по этому делу интересы филиппинских граждан. – Оказалось, что среди этих одиноких мужчин много политиков, в том числе и в руководстве Государственной думы, а также очень много деятелей шоу-бизнеса. Поднялся шум – это дошло до президента. Песков направил запрос в СК, и на этом все заглохло: как тема вызова – их перестали вызывать на допросы, так и дальнейшего развития ситуации.
 
В итоге формулировка "одинокие мужчины" из филиппинского дела пропала, но тут же появилась в другом аналогичном. Оно было возбуждено в июне 2020 года, после того как в московской квартире нашли пятерых детей, рожденных от суррогатных матерей. Их биологическими родителями выступали одинокие мужчины из Китая.
 
Поскольку суррогатное материнство в России считается методом лечения бесплодия, это и может косвенно указывать на запрет мужчинам пользоваться такими услугами, поясняет адвокат Виктория Дергунова. Поэтому многие центры суррогатного материнства на всякий случай отказываются от сопровождения таких дел, чтобы не нарваться на судебный процесс.
 
Очередной историей, где фигурируют "одинокие мужчины", стало как раз возбужденное в декабре 2020 года красноярское дело. И оно сейчас набирает обороты. 19 марта в СК сообщили о задержании еще одной подозреваемой – супруги директора "Дидилии".